Гендиректор «Ромкор» рассказал «ДК» о стратегии, которая помогает оставаться на плаву

Гендиректор «Ромкор» рассказал «ДК» о стратегии, которая помогает оставаться на плаву 26.10.2014 «Ромкор» отказался от расширения мощностей. «Санкции дают о себе знать», — пояснил ситуацию гендиректор Дмитрий Мясников. На чем сосредоточится предприятие? Подробности в эксклюзивном материале DK.RU.

До последнего времени компания «Ромкор» работала сразу над двумя инвестпроектами. Предприятие вкладывало средства в развитие перерабатывающего производства в Коркино и строительство свинокомплекса в Троицке. Генеральный директор Дмитрий Мясников рассказал «ДК», что один из проектов в 2014 г. пришлось «заморозить».

В 2013 г. компания «Ромкор» запустила в Коркино производство по изготовлению мясных деликатесов. Производство мощностью 10 т мясных деликатесов и полуфабрикатов в сутки открылось на базе предприятия «Партнер-С». Оно дало маленькому городу 30 рабочих мест. В планах «Ромкора» было расширение производства, но в 2014 г. менеджмент компании остановил строительство второй очереди.

— В силу определенных причин сегодня меняется ситуация на рынке потребления мясных продуктов. С одной стороны, снижается покупательская способность населения, с другой — произошел рост цен на мясное сырье, на свинину и специи. Это связано с запретом на ввоз в Россию продукции ЕС и стран, поддержавших санкции против России. Среди них были крупные игроки — такие, как Канада, Германия, Испания.

Сегодня мы попали в ситуацию, когда, с одной стороны, наши поставщики поднимают цены, а с другой — мы не имеем возможности отрегулировать конечную цену продукта на полке. В итоге продукт стал не по карману простому покупателю, а Федеральная антимонопольная служба усилила контроль за ценами в магазинах. Они почему-то решили бороться с ценами в конечном пункте формирования стоимости, вместо того чтобы разобраться с тем, кто из оптовиков и почему повысил отпускные цены на сырье. Возможно, были и необоснованные факты злоупотребления, и создание искусственного дефицита.
Санкции, введенные против нашей страны Европой, уже дают о себе знать, — растут кредитные ставки для бизнеса, к примеру. Исходя из текущей ситуации, мы пришли к выводу, что расширение собственных мощностей по производству колбасных изделий потеряло актуальность. Вернемся к проекту позже.

Строительство свинокомплекса идет в соответствии с намеченными планами («Ромкор» строит в Троицке свинокомплекс на 270 тыс. голов). Проект реализуется за счет привлеченных средств — кредита Челябинвестбанка. Мы его оформили задолго до нынешних политических и геополитических событий, когда не было больших сложностей с привлечением средств. Впрочем, получить длинный кредит на такой проект всегда было непросто, а сейчас тем более. Можно сказать, мы успели вовремя. Весной планируем завезти первых свиноматок.
Сегодня в России цены на свинину в живом весе в два раза выше, чем в Европе. Причина — разные условия по поддержке сельхозпроизводителей. Что это означает? А то, что нам ни в коем случае нельзя доводить общий объем производства до стопроцентной собственной потребности. Мы должны стараться всегда держать уровень дефицита в пределах 20 процентов на внутреннем рынке, а недостающие объемы квотировать и закупать, тем самым регулируя объемы предложения на рынке и, соответственно, удерживая цены в заданном коридоре. Иначе в один прекрасный момент мы можем обрушить внутренний рынок цен, и тогда производство свинины в один момент станет нерентабельным. Для небольших хозяйств, не имеющих сильного лобби в органах государственной власти, это будет катастрофа.

Несмотря на сложности внешней среды, мы полностью сохраняем проекты, связанные с обучением персонала. В первую очередь это программы личностного и профессионального роста наших сотрудников. Также мы сохраняем траты на развитие внедренной ранее системы в области безопасности продукции (ИСО 22000:2005). Сертификацию проводят аудиторы швейцарской компании SGS.

Самая большая проблема, над которой промышленникам в России еще работать и работать, — низкая производительность труда. Она практически не растет в целом по России. Растут только зарплаты. Это нарушение любой экономики. Должно быть наоборот. Одна из важных причин, как мне кажется, лежит на поверхности — сегодня остается еще крайне невыгодным внедрять проекты автоматизации на производстве. Любые инвестиции в эту сферу имеют слишком длинные сроки окупаемости. Другими словами, в России очень дорогие кредиты, а вложения должны приносить прибыль и не разорять бизнес. Ручной труд по-прежнему дешевле.

Но мы так или иначе идем по этому пути, выискивая рациональные варианты. Кроме повышения производительности труда, автоматизация процессов во многом снижает риски человеческого фактора. Да и в целом, у нас в компании системный подход к построению бизнес-процессов. Стараемся настроить производство так, чтобы в отсутствие любого руководителя подразделение работало как часы. Режим ручного управления, когда кто-то должен постоянно решать какие-то задачи для обеспечения текущей деятельности производственного цикла, нас не устраивает. Руководитель обязан заниматься не «тушением пожаров», а прогнозировать ситуацию и принимать решения, связанные с перспективой, а не с прошедшим временем.

На нашем производстве никто не работает с бумажными носителями информации. Все компьютеризировано. Составление фарша, специй, учет перемещения материалов, сырья и готовой продукции происходит с помощью автоматизированной системы. На предприятии внедрена система контроля учета доступа персонала, сотрудник не может пройти в любую зону или помещение без электронного пропуска. И сработает пропуск только тогда, когда это разрешено.

Кроме того, у нас установлено более двухсот камер видеонаблюдения, с архивированием данных. Круглосуточно операторы видеонаблюдения следят за ситуацией и сигнализируют руководителю подразделения, если возникает необходимость вмешаться и исправить ситуацию или устранить нарушение. Все это значительно снижает человеческий фактор. Человек всегда чего хочет? Не делать, если можно не делать. А система задает стандарты работы, ставит в определенные рамки, которые нарушать нельзя. Задача руководителя установить эти рамки и контролировать их.

У меня есть определенное видение будущего компании. Оно связано с общими трендами в изменении потребительских вкусов. Культура потребления пищи меняется. Готовить еду дома подрастающее поколение уже не будет так, как это делали их родители. Терять по несколько часов в день у плиты становится непозволительной роскошью для многих. У меня лично нет сомнений, что домой из магазина потребитель будет приносить практически готовые блюда.

Значит, активно будет развиваться направление готовых блюд (распечатал, кинул в микроволновку или духовку, нажал на одну кнопку и готово). Запад прошел этот путь, и мы пройдем. Уже есть хорошие упаковочные решения для длительного хранения блюд, практически без консервантов. Подчеркиваю — это не полуфабрикаты. Это полностью готовые блюда. Ассортимент таких блюд в европейских странах уже огромный и продолжает расширяться. Считаю, что в пищевой промышленности, думая о перспективах развития, нужно смотреть именно в эту сторону. А уже хорошо это или плохо, определит сам покупатель, голосуя рублем в магазине.

Что касается продовольственной безопасности в нашей стране, то вопрос намного сложнее, чем кажется на первый взгляд. Один из трех основных аспектов продовольственной безопасности гласит, что товары на полке в продовольственном магазине должны быть как минимум на 80 процентов сделаны внутри страны. Улыбаюсь, когда вижу, как кто-то гордится чем-то «своим», отечественным. Мы производим свою продукцию на современном оборудовании, которое покупаем в Европе. Мы поддерживаем данное технологическое и холодильное оборудование в работе только на импортных запчастях и расходных материалах.

Оборудование, которое для нас делают другие производители из России, выпускается на импортной технике, собирается из импортных составляющих. Что же тогда остается своего, отечественного внутри продукта? Даже современные свинокомплексы — это полностью западное оборудование и технологии. Наш — только труд. Тут не поспоришь. Сможем ли мы посадить и собрать урожай на своей земле, если не будет доступа к импортной технике? Сегодня мир настолько интегрирован экономически и технологически, что этот вопрос не стоит даже пытаться определить как значимый. В мире нет ни одной страны, ни одной. А если уж к этому и стремиться, то начинать надо со станкостроения и производства высокотехнологичных электронных составляющих, без которых сегодня не работает ни один домашний прибор и ни одна наша ГЭС или атомная станция. Но бояться этого не надо. Это те современные законы мирового устройства, которые как раз и дают возможность интенсивно развиваться всему человечеству.

Источник: http://chel.dk.ru/news/gendirektor-romkor-rasskazal-dk-o-strategii-kotoraya-pomogaet-ostavatsya-na-p...

Возврат к списку


Авторизация
Логин:
Пароль:
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Ваш вопрос:*